No12

Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области «Все люди проходят путь от земли к небу»

Первым гостем проекта «Культурная столица» в новом сезоне стал викарий Санкт-Петербургской епархии, действующий наместник Свято-Троицкой Александро-Невской лавры, епископ Кронштадтский Назарий. О своем жизненном пути, о центре духовной жизни Петербурга – Александро-Невской лавре, о вопросах духовных и земных он откровенно рассказал, беседуя с директором Дома журналиста Людмилой Фомичевой.

Из агронома в монахи

Епископ Назарий (в миру Николай Алексеевич Лавриненко) по первому образованию агроном. Закончил сельскохозяйственный институт в Симферополе, работал в Центральном республиканском ботаническом саду Академии наук Украинской ССР. В начале встречи Людмила Фомичева попросила владыку Назария рассказать о том, как его «развернуло от земли к небу».

– Все люди проходят этот путь от земли к небу. Вне зависимости от того, как они при жизни относятся к небу, все равно туда попадают, просто в разные места. Мой же приход в церковь не был сопровождаем чудесными явлениями, ну что делать, вот так, по-простому.

Из показанного в начале встречи отрывка фильма «Вместе с Богом», снятого к 65-летию владыки в 2017 году Православной студией Петербурга и студией «Благовест-медиа», участники встречи узнали, что привела в храм и привила любовь к церкви еще маленькому Коле его мама. И первый «постриг» у него случился еще в школе. На следующий день после Пасхи, когда активисты отследили поход ученика в храм, учительница выстригла крест на голове будущего наместника Александро-Невской лавры: С тех пор получил он школьную кличку «Святоша».

– Когда меня постригли в монахи и дали имя в честь мученика Назария, оказалось, что в этот день празднуется день памяти князя Черниговского Николы Святоши. Так все и соединилось.

После завершения института и службы в армии, попав на работу в ботанический сад в Киеве, Николай сразу пошел петь в церковный хор. Четыре года работал над диссертацией, но понял, что «никому это не нужно», и уехал учиться в семинарию в Ленинград.

– В те времена было только три семинарии: в Одессе, Загорске (Сергиев Посад) и Ленинграде. И была такая поговорка, что в Одессе работают, в Загорске молятся, а в Ленинграде учатся. Мне хотелось учиться…

Четырехлетнее обучение он экстерном прошел за два года, а уже на четвертом курсе Духовной академии был назначен настоятелем Спасо-Преображенского собора города Выборг.

Из Выборга в Лавру

Настоятелем собора в Выборге владыка Назарий стал в 1987 году, а в 1989 году по инициативе митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия Спасо-Преображенский собор на Валааме передан в пользование Ленинградской епархии. В это же время в Ленинграде отдали епархии подворье Валаамского монастыря, расположенное недалеко от метро «Нарвская». И стал отец Назарий настоятелем подворья Казанской иконы Божией Матери Валаамского Спасо-Преображенского монастыря в Ленинграде.

– Там мебельный комбинат был, и я шутил, что меня назначили «директором мебельной фабрики». Именно там начались мои строительные университеты. И первую делегацию, которая отправлялась на Валаам зимовать, я отправлял. Спустя какое-то время мне поручили поехать и посмотреть Коневец.

С Коневцом была такая история журналистская, раз мы в Доме журналиста, надо рассказать. В Приозерской районной газете появилась маленькая заметочка: «Продается остров». В ней было написано, что в связи с закрытием военно-морской базы продается остров в Ладожском озере с названием Коневец. Этого острова даже на большинстве карт не было, так как там была секретная военная база. Но там был древний монастырь, 600-летие которого мы праздновали спустя три года.

В 1991 году остров Коневец и монастырские постройки были переданы государством Санкт-Петербургской епархии. В феврале 1991 года митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский назначил наместником и строителем монастыря архимандрита Назария. Так, спустя более пятидесяти лет после того, как Коневская братия, спасаясь от войны, покинула остров, новые молитвенники продолжили монашескую традицию.

На Коневце владыка Назарий пробыл восемь лет. Шесть как наместник и последние два года как настоятель, так как уже был назначен наместником Александро-Невской лавры.

– В этом году, 25 октября, исполнится 24 года, как я служу в Александро-Невской лавре. Это назначение было как подарок к моему Дню ангела. Он у меня 27-го октября, а 25-го митрополит Владимир сообщил мне это приятное известие.

Александро-Невская лавра была закрыта как монастырь в 1925 году. Еще раньше, в 1922 г., из нее вывезли мощи Александра Невского. В 1935 г. закрыли последние два прихода. В помещениях лавры перебывало огромное количество различных организаций и предприятий. К моменту возвращения лавры епархии большую часть помещений занимала производственная организация «Прометей».

– Они разрабатывали особо прочные материалы. Самолеты, танки, подводные лодки делались из материалов, разработанных в Александро-Невской лавре. Было и производство. Сверхточные станки ставили на ртутные подушки, чтобы не было вибрации. Когда мы пришли туда, ртуть находили килограммами. Хорошо, что предыдущие держатели мест помогли сделать обеззараживание. У меня нет никаких сетований на этих людей. Они работали на пользу обороноспособности государства и сами были не рады тому, куда их поместили. Им пришлось многое перестраивать так, как было надо для производства. Еще у нас была расположена станция переливания крови. Мы 12 лет терпеливо ждали ее переезда, потому что понимали всю социальную значимость. Аппараты сушки крови стояли прямо в алтаре храма. Но ведь они столько жизней спасали. Они теперь на Московском проспекте, и мы остались хорошими друзьями.

На сегодняшний день Лавра восстановлена практически целиком. Как рассказал наставник, остался еще только один храм – Благовещенский, который до сих пор не передан епархии. И один находящийся в процессе реставрации Федоровский храм. И до сих пор мощи святого князя Александра Невского хранятся в кипарисовом ларце, который за свой счет сделал эконом лавры в 1922 году, когда серебряная рака была экспроприирована.

– Рака была сделана во времена Елизаветы Петровны из первого серебра с открытых тогда колыванских рудников. Рака – уникальная. И благодаря работникам Эрмитажа она не была отдана в переплавку. Но сейчас у нас было с Эрмитажем много дебатов. Если этот ценный экспонат невозможно вернуть, мы хотели бы создать копию. Но не пластмассовую, а настоящую, серебряную. Пока все, чего мы смогли добиться, это включения нашего человека в группу во время реставрации раки. Если будут сняты слепки, может, когда-то мы сможем это сделать.

Сами мощи святого князя в 1922 году увезли в Москву, а после, когда в Казанском соборе был создан Музей истории религии и атеизма, переданы туда. В 1989 году мощи были возвращены в Александро-Невскую лавру.

– Сейчас мощи хранятся в мощевике, который раньше стоял в Троицком соборе. Он был приспособлен так, чтобы кипарисовый ларец с мощами в нем хранился. Выставляем мы его только для перенесения мощей или на праздники. Но все же очень хочется, если нам не удастся вернуть раку, сделать более достойное вместилище для мощей Александра Невского.

Во имя святого князя

В апреле 2016 года в Святодуховском центре Александро-Невской лавры были представлены первые два тома альбома-энциклопедии «Во имя святого князя», в котором собраны все существующие в мире храмы Александра Невского. Автором-составителем энциклопедии является сам епископ Кронштадтский Назарий. Оказывается, идея создания этого сборника появилась после признания князя Александра Невского «Именем России» всенародным голосованием на одноименном шоу телеканала «Россия» в 2008 году.

– Сначала я отнесся к этому голосованию скептически. Однако когда я увидел, что в шоу участвуют действительно видные люди, государственные деятели, и особенно Святейший Патриарх Кирилл, тогда еще митрополит Смоленский и Калининградский, мое мнение изменилось. Когда Александр Невский в этом голосовании победил, мне стало интересно, действительно ли есть такое почитание его имени? А лучшее доказательство чествования любого святого – это строительство храмов в его честь. И я стал собирать сведения о храмах.

Работа над книгой заняла четыре года. В энциклопедию вошли не только крупные храмы, но и все молитвенные места, которые носят имя святого князя. Это 865 объектов: 30 соборов, 453 церкви, 138 приделов, 5 монастырей, сугубо посвященных Александру Невскому, 23 домовых храма, 28 храмов-часовен, 177 часовен, 3 молитвенных дома, 2 походных храма, 4 прихода (пока не имеющих построенного храма), 2 трапезных храма.

– Благодаря этой книге я освоил компьютер. Понял, что просто утону в море материала, и освоил. Сейчас, буквально на днях, будет сдан в типографию третий том энциклопедии, посвященный утраченным храмам. В него вошли и те храмы, которые сейчас в руинах. Мне хочется побудить епархии, которые не имеют ни одного храма в честь Александра Невского, к действию. В 2021 году, согласно указу президента РФ, будет праздноваться 800-летие святого Александра Невского. Я надеюсь, что предстоящая важная дата заставит людей задуматься о восстановлении хотя бы нескольких из разрушенных храмов.

Во имя святого князя в Санкт-Петербурге проводятся крестные ходы. Первый крестный ход прошел еще при Елизавете Петровне, в новой же истории их возобновили 14 лет назад.

– При помощи клуба кавалеров ордена Александра Невского мы обратились к тогдашнему губернатору города и получили согласие на проведение малого крестного хода. Это значит – выйти из Троицкого собора, вынести мощи на площадь Александра Невского и провести там молебен. К 300-летию лавры появилась идея возобновить крестный ход от Казанского собора. И вот шестой год 12 сентября крестный ход идет по Невскому от Казанского собора. Начало в 11.00. В этом году в этот день в Петербург прибудет ковчег с десницей святителя Спиридона Тримифунтского с острова Корфу. Святитель с нами пройдет до площади Александра Невского, а потом до 14 сентября будет поставлен для поклонения в Казанском соборе Новодевичьего монастыря на Московском проспекте.

О светском

Епископ Назарий редкие свободные минуты уделяет своему хобби – филателии. И о собранной коллекции марок рассказывает с жаром истинного филателиста. Сбором марок он увлекся еще в школе, точнее, в школе он увлекся живописью, а реализовал эту любовь, собирая марки, изображающие картины.

– Я сам никогда не рисовал, но живопись люблю. Но я же не мог попасть ни в один музей. А тогда начали издавать марки «Коллекция Эрмитажа», «Коллекция Русского музея». И я начал их собирать. Но так как у меня всегда было религиозное зерно, я брал марки с изображением икон. Потом на некоторое время пришлось это забросить, но альбомы с марками всегда бережно хранились. И уже когда я помогал в секретариате Духовной академии, вернулся к маркам. Туда приходило много писем со всех стран мира. Из конвертов, которые мне милостиво отдавали, я бережно вырезал марки. Научился снимать их с бумажки, сушить, гладить и прочее. И так собралась коллекция. Как говорят знающие люди, у меня сейчас одна из лучших коллекций марок по христианству.

С неменьшим жаром, но, увы, не столь радостно говорит епископ Назарий о ситуации на Украине. Будучи, как пояснил сам владыка, «гайдамацкого происхождения», «самой настоящей украинской закваски», он с огромной болью воспринимает происходящее.

– Меня то, что делается на Украине, касается непосредственным образом. Но то, что в свое время Украину сшили из разных кусков, неоспоримо. И всегда так было. Запад – одно, центр – другое, юг – третье, восток – четвертое. И даже при лучших условиях (а как Советский Союз блюл национальную политику – нам еще позавидовать надо) были разногласия, были западенцы, были днепропетровцы, из которых Брежнев и Хрущев. А вот Янукович – донецкий… Теперь борьба рвет эту прекрасную страну. Но, к сожалению, она искусственно созданная, и этим пользуются те, кто хочет порулить, а люди от этого страдают. Это очень просто. А все, что потом придумают политологи, это навеяно. Никто не может сказать, когда это закончится. Я надеюсь, что закончится, но уверен, что не закончится в том же виде, как это началось. Все равно так или иначе Украине грозит распад, на сколько частей – не знаю.

Своей прямотой, умением просто говорить о сложном и не бояться правды владыка Назарий чем-то неуловимо напоминает недавно ушедшего «от земли к небу» Даниила Гранина. Сам владыка к Даниилу Александровичу относится с огромным почтением и уважением.

– Я входил в попечительских совет одного из издательств и благодаря этому встретился с Даниилом Александровичем. Я просто удивлялся его умению ладить со всеми людьми и говорить прямо, не взирая ни на что. Но знакомы мы были шапочно, как однажды вдруг мне сообщили, что Гранин хочет приехать ко мне. И у нас состоялась удивительная беседа, после которой установилась такая невидимая связь… Гранин все равно живет в наших воспоминаниях, в написанным им книгах. Весь он в его произведениях. Если кто-то с ними еще не знаком, надо хотя бы сейчас с его книгами обязательно познакомиться.

На просьбу из зала рассказать про сад при Александро-Невской лавре владыка Назарий откликается шуткой: «Я агроном и агрономом останусь на всю жизнь».

– Моя мама была огромной любительницей цветов, у нее была лучшая на весь район коллекция георгин. И оттуда у меня любовь к цветам. Когда я поехал на Коневец, спустя считанные дни нам уже навоз привозили. Я же агроном. Когда пришел в лавру, там были заросли. Денег не было вообще, но все, что можно сделать руками, начали сразу делать. А сейчас на дальнем скиту в Кингисеппском районе будем закладывать настоящий сад.