__medium_11.JPG

Петербургский дневник Памятник князю Александру Невскому принял «душ» перед праздником

Удивительное зрелище

Резко скрипнув тормозами, вопреки ПДД, аккуратненький минивэн останавливается посреди дороги напротив памятника Александру Невскому. Озадаченные водители позади недовольно гудят. Из окна злополучного автомобиля показывается холеная ручка с длинными розовыми ногтями, в которых зажат «фруктовый» смартфон последней модели. Не обращая внимания на недовольство автомобилистов, девушка увлеченно снимает известный памятник.

Еще бы, не каждый день увидишь душ для монумента, но зачем же нарушать? Между тем, белая пена медленно тает под обильными струями воды. Сотрудник Музея городской скульптуры смывает ее, стоя на платформе автолестницы. Сегодня у памятника банный день, его готовят к большому празднику, и посему он должен быть во всей красе.

Корреспондент «Петербургского дневника» присоединился к сотрудникам музея, чтобы узнать, как ухаживают за монументами Северной столицы и чего могут бояться памятники.

Парадный лоск

Утро, в Лавру двигается нескончаемый людской поток, прерываемый только светофорами. Некоторые останавливаются, чтобы сделать снимок или просто посмотреть на необычное зрелище.

Мощная струя воды под высоким давлением на глазах очищает скульптуру Александра Невского установленную на постаменте из розового гранита. Но это лишь начало кропотливой работы.

Устало проведя рукой по лбу, художник-реставратор 1-й категории Музея городской скульптуры Павел Голубков, снимает строительную каску. Он готовит следующую бочку воды, пока автолестница передвигается на новую позицию.

«Мытье придаст памятнику парадный лоск, но главное даже не в этом. После мы нанесем слой защитного воска, который обеспечит сохранность бронзовой скульптуры до следующего года», – говорит он.

Автолестница готова. Павел поднимается наверх, чтобы протереть полотенцем скульптуру. После мытья ее необходимо хорошо просушить, лишь потом можно будет накладывать воск.

«Методика промывки различных памятников не отличается в плане применения материалов. Используются нейтральные моющие средства и вода под давлением, защитный воск. Отличия могут быть в размерах, высоте памятника. Скажем, на промывку Медного всадника уходит примерно три часа и еще час, чтобы покрыть его воском. Думаю, тут справимся примерно за такое же время», – отмечает заведующая службы по текущему уходу и содержанию памятников Музея городской скульптуры Екатерина Макеева.

Вместе с Павлом разводим в ведрах специальную пену, чтобы отчистить бронзовый барельеф по фронту памятника. Щетками натираем барельеф, обильно покрывая вензеля и текст пеной, особенно места, где видны потеки и налет ржавчины. Павел выдает мне ствол мини- мойки, которая подаст воду под давлением, чтобы смыть моющий раствор.

С соседней крыши за нашими манипуляциями с интересом наблюдает стая голубей…

Памятник князю Александру Невскому принял «душ» перед праздником

Фото: Александр Глуз/Петербургский дневник

Украсить и сохранить

Теперь самое ответственное.

«Итак, у нас завершающий этап нашей работы, можно сказать, самый сложный и важный – консервация бронзы. В данном случае это консервация бронзового барельефа у подножия скульптуры, — поясняет Павел. — Процесс состоит из двух этапов. Первый — покрытие бронзы воском и полировка».

Второй — удаление лишнего воска и полировка сухой тряпочкой.

— Зачем так усердно полировать памятник? – спрашиваю я.

— Все эти действия необходимы для того, чтобы защитить памятник от непогоды, проказ пернатых и пыли с проезжей части. И, конечно, добавляет парадный блеск, – отвечает Павел.

Появляется две банки с воском, один подозрительно похож на гуталин. Интересуюсь, не он ли? Но выясняется, что это недешевые средства из арсенала профессиональных реставраторов для работы с камнем и металлом. Черный воск используется для тонировки изъянов, белый для защиты и полировки.

— Вот посмотри сюда, видишь это пятно? На правом верхнем углу непрезентабельный потек. Мы должны этот ужас затонировать. Иногда бронзовые потеки придают своеобразную красоту памятнику, конечно при условии, что они эстетично выглядят и их много. Затонировать весь памятник все равно нереально. Конкретно тут, видимо, птичка оставила подарочек этак с год назад, он уже превратился в окаменелость и настолько въелся в металл, что ничем его не вывести. Тереть это место нельзя, иначе сдерем патину и повредим памятник.

Павел готовит шпатель с черным воском.

— А отодрать чем-то можно или щетку пожестче взять?

— Мы должны сохранить памятник, а не навредить ему. Поэтому мы не используем мыло, шампунь или другие агрессивные химически средства. Нельзя использовать наждачку или металлическую щетку.

Аккуратными круговыми движениями Павел наносит черный воск на область вокруг «подарочка», чтобы тонировка не бросалась в глаза.

— В позапрошлом году у этого памятника под барельефами с боков были черные реки бронзовых потеков. Их пришлось удалять огромным количеством специальной пасты, — вспоминает между делом Павел, не отрываясь от работы. — При вощении мы получаем блестящую парадную бронзу, в которой отражаются огни машин и фонарей, памятник сияет на солнце. Для этого необходимо тщательно растереть воск, иначе памятник после дождя может покрыться пятнами.

Вместе мы наносим чистой и мягкой тряпочкой белый, почти прозрачный воск и начинаем полировку. Приходится быть особенно острожным с мелкими деталями, узорами, буквами и завитками, чтобы не залить их воском. Затем полируем барельеф.

— Этого на год хватит, а иногда и на несколько лет хватает. Скажем, в этом году у нас была реставрационная задача по памятнику Ломоносову. Мы его три года назад обработали, и он только сейчас начал давать «грустный» оттенок. Вычистили ему все пуговицы, складки одежды и прочие детали, и он засиял, — продолжает Петр. — Вот со швами между скульптурой и постаментом бывают сложности. Так, получилось с памятником Римскому-Корсакову. Известняковый раствор, на который посажен монумент, выходит из швов и превращается в уродливую корку, если вовремя не смыть.

Через дорогу стая голубей бросается к хрупкой фигуре женщины, решившей покормить пернатых, они облепляют ее со всех сторон.

— А все, что мы тут делаем, не сойдет на нет, когда голуби придут сюда обживаться?

— Для этого памятника это не проблема, голубей кормят у метро, птицы тут редкие гости, — говорит мой собеседник, придирчиво оценивая проделанную работу. – А вот для памятников в парках и скверах это проблема. Люди подкармливают птиц, вот птички и облепляют памятники, чтобы забраться повыше и не пропустить очередную кормежку.

Памятник князю Александру Невскому принял «душ» перед праздником
Веселые туристы

Работа еще далека от завершения, хотя памятник уже заметно поблескивает.

— Вандалы часто портят памятники?

— Ну, могут нарисовать что-то на памятнике, ликвидируем. Больше вопросов к туристам. В прошлом году поставили задачу затонировать потертости на памятнике Петру Великому на Кленовой аллее. Чтобы я не делал, там так все затерто туристами, что скрыть блеск не выходило. Тогда еще очень мешали толпы туристов. Шланги расстелены, натянута заградительная лента, они все равно рвутся к скульптуре. Намазал такой конкретный слой воска, а они все равно идут один за другим. Пачкают руки и все равно идут, и так человек 30. Экскурсоводы еще заявили, когда, мол, уйдете, вы нам мешаете. Нормально? Это мы, оказывается, им мешаем, – говорит Павел.

Екатерина Макеева отрывается от работы, качая головой и добавляет:

— На памятник необходимо смотреть, а не кидать в него монетки, бутылки или тереть на счастье. Так, у бронзовых памятников от постоянных прикосновений стирается патина и авторская поверхность, которая не подлежит восстановлению. Например, так стало с верблюдом на памятнике Пржевальскому в Александровском саду. Его гладят, сажают детей, иногда залезают взрослые. Там отчетливо видно, что пластика, созданная скульптором сильно сглажена и утратила первоначальные пропорции. На месте, где была сделана шерстка, сейчас просто гладкая желтая поверхность.

— Как же оградить памятники от такой ласки?

— Сложно сказать. Подобная история сейчас происходит с грифонами на Банковском мосту, которых совсем недавно вернули после реставрации. Туристы безостановочно трут им крылья, уже стерли значительный слой позолоты. Если сделать ограждение или закрыть их стеклом, это нарушит красоту одного из открыточных видов города. Просто надо наслаждаться скульптурами издалека, может быть сфотографироваться на их фоне, но не более, – говорит Екатерина.

К слову, она сообщила, что за этот сезон сотрудники Музея городской скульптуры привели в порядок более 80 памятников и 40 мемориальных досок.

Подготовили к празднику

Всего за несколько часов памятник Александру Невскому предстал перед окружающими во всей красе и величии. В следующий четверг, 12 сентября, Северная столица отметит День перенесения в Санкт-Петербург мощей Святого благоверного князя Александра Невского — небесного покровителя и защитника северо-западных рубежей нашей Родины.

В этот день, ровно в 9:00 митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий возглавит литургию в Казанском соборе и по ее завершении в 11:00 – крестный ход.

В Александро-Невской Лавре праздничное богослужение в 10:00 возглавит наместник монастыря епископ Кронштадтский Назарий, после чего в 12:00 состоится малый крестный ход с мощами святого благоверного князя Александра Невского из Свято-Троицкого собора Лавры на площадь имени святого князя, где в его честь установлен конный монумент.

Добавим, что с 12 по 17 сентября пройдет уже ставший традиционным фотоконкурс #КрестныйХод1209. Условия конкурса просты: принять личное участие в крестном ходе, в любой момент праздника сделать фотографию или видеоролик, загрузить их на свою страницу в социальных сетях Instagram и Вконтакте с хештегом #КрестныйХод1209. Результаты конкурса будут опубликованы на сайте krestnyhod.spb.ru, после чего будут объявлены победители и дата вручения призов.