«Русский Моне» 27 января 1841 года родился Архип Иванович Куинджи, русский художник, мастер пейзажной живописи

Куинджи

27 января 1841 года родился Архип Иванович Куинджи, русский художник, мастер пейзажной живописи. Он похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры (Некрополь мастеров искусств).
Выходец из семьи семье бедного мариупольского сапожника-грека Куинджи с детских лет проявлял способность к рисованию. Долгие годы он прозябал в неизвестности, работая ретушером у фотографов, безуспешно пытаясь открыть свою студию, работая подмастерьем у Айвазовского (к холсту Куинджи так и не был допущен). Первый успех пришёл к нему в 1868 году, когда он создал большую картину «Татарская сакля в Крыму» и выставил ее на академической выставке в Санкт-Петербурге. В 1870-х годах Архип Иванович создал свои лучшие картины («Осенняя распутица», «Снег», «На острове Валааме», «Ладожское озеро», «Забытая деревня» и другие), участвовал во многих, в том числе зарубежных выставках, имея громкий успех, был членом «Товарищества передвижных художественных выставок (Передвижников)». После 1882 года он перестал выставляться и до 1900-х годов даже не показывал своих картин. С 1894 по 1897 год Куинджи был профессором-руководителем высшего художественного училища при Академии Художеств.
По словам художника и историка искусства Александра Бенуа, «для русской живописи необходимо было появление своего Моне — такого художника, который бы так ясно понял отношения красок, так точно бы вник в оттенки их, так горячо и страстно пожелал бы их передать, что и другие русские художники поверили бы ему, перестали бы относиться к палитре как

к какому-то едва ли нужному придатку… Роль русского Моне, показавшего прелесть самой краски, открывшего законы ее вибрирования, ее звона, сыграл в русской живописи, toute proportion gardee, Архип Куинджи. Его эффектные, яркие и ясные картины прямо ошеломили апатичную, тоскливо-приличную русскую публику и вызвали в свое время такие же ожесточенные споры, столько же волнения, восторгов и негодования, как и выставки Верещагина… Куинджи в дни своей полной силы не имел вокруг себя учеников, но колористические завоевания его не прошли бесследно. Не будь этих завоеваний, русская живопись и в особенности русские пейзажисты долго бы еще не знали, что значит краска и свет, русские художники продолжали бы так же робко и тупо списывать натуру, как во времена Перова».