Лавра Достоевского. 11 ноября исполнится 196 лет со дня рождения великого автора «Братьев Карамазовых»

11 ноября 1821 года родился великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский. Его прах покоится в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры (Тихвинское кладбище)  .

Александро-Невская Лавра в произведениях Достоевского почти не упоминается. В составленной Николаем Наседкиным энциклопедии «Достоевский» нет даже специальной главы, посвященной обители. Куда больше привлекала писателя история Троице-Сергиевой и Киево-Печерской лавр, а также Оптиной пустыни (хорошо известно, что преподобный Амвросий Оптинский стал одним из прообразов старца Зосимы из «Братьев Карамазовых»).

Одно из писем Достоевского к Константину Петровичу Победоносцеву от 1880 года посвящено старорусскому священнику Алексею Надеждину, который в прошлом был «смотрителем в каком-то богоугодном заведении Невской лавры, давал много уроков, по 8 часов в неделю». Этот батюшка по болезни пожелал оставить сан, и могущественный обер-прокурор Святейшего Синода стремился разобраться, насколько извинительны причины, побудившие отца Алексея отказаться от священства. Достоевский жил тогда в Старой Руссе, был со священником знаком и охотно поделился информацией.

Еще одно упоминание, совсем уж курьезное, содержится в письме от 1873 года к писателю Виктору Феофиловичу Пуцыковичу. Последний прислал материал для публикации в журнале «Гражданин» и получил такой ответ от редактора (то есть Достоевского): «К сожалению, не могу напечатать эту прекрасно написанную статью без выпусков. Я настаиваю, впрочем, лишь на двух только выпусках: 1) на обеде в Невской лавре у новопосвященного архиерея и 2) где говорится (весьма ясно) о Каткове, Некрасове и Благосветлове. 1-й пункт так незначителен, что не стоило бы за него и стоять. А со 2-м пунктом, надеюсь, согласится сам многоуважаемый автор». Вот собственно и все, что нашел нужным сказать Федор Михайлович об Александро-Невской лавре.

Это, однако, не означает, что главный монастырь северо-запада России ничего для Достоевского не значил. По свидетельству Анны Григорьевны Достоевской, второй жены писателя, он был лично знаком с последним наместником обители архимандритом Симеоном (Линьковым). 24 февраля 1879 г. К. П. Победоносцев писал Достоевскому: «Любезнейший Федор Михайлович. Сейчас был у меня о. архимандрит Симеон и привез, для передачи вам, выписанные им из книг подробности монашеского погребения, о которых он при свидании запамятовал объяснить вам». Эти выписки были использованы писателем для романа «Братья Карамазовы».

В 1877 году Достоевскому пришла мысль о скорой смерти, и он попросил жену похоронить его на любом из петербургских кладбищ, кроме Волкова, на Литераторских мостках («Не хочу я лежать между моими врагами, довольно я натерпелся от них при жизни!»). Супруга писателя «стала его уговаривать, уверять, что он вполне здоров и что ему незачем думать о смерти. Желая изменить его грустное настроение, я стала фантазировать насчет его будущих похорон, умоляя жить на свете как можно дольше. — Ну, не хочешь на Волковом, я похороню тебя в Невской Лавре, рядом с Жуковским, которого ты так любишь. Только не умирай, пожалуйста! Я позову невских певчих, а обедню служить будет архиерей, даже два. И знаешь, я сделаю, что за тобой пойдет не только эта громадная толпа молодежи, а весь Петербург, тысяч шестьдесят — восемьдесят. И венков будет втрое больше. Видишь, какие блестящие похороны я обещаю тебе устроить, но под одним условием, чтобы ты жил еще много, много лет! Иначе я буду слишком несчастна!» Эти слова порадовали писателя, он повеселел. Мысль упокоиться на лаврском кладбище оказалась для писателя утешительной.

Свято-Троицкая Александро-Невская лавра стала местом последнего пристанища писателя. Здесь, в церкви Святого Духа, его отпели и погребли на Тихвинском кладбище 1 февраля 1881 года.

Пришедшие на кладбище проститься с Достоевским люди «взбирались на памятники, сидели на деревьях, цеплялись за решетки, и шествие медленно подвигалось, проходя под склонившимися с двух сторон венками разных депутаций».

Вдова писателя рассказывала, как представитель лавры сообщил, что монашество «просит принять место безвозмездно и будет считать за честь, если прах писателя Достоевского, ревностно стоявшего за православную веру, будет покоиться в стенах лавры».