Рубрика «Медиа»

007

Совещание благочинных прошло в Александро‑Невской Лавре

Совещание благочинных прошло в Александро-Невской Лавре 23 августа. Оно было посвящено подготовке к празднованию 12 сентября дня перенесения мощей святого благоверного князя Александра Невского и общегородскому крестному ходу. Помимо благочинных Санкт-Петербургской епархии присутствовали представители областных епархий. Совещание провел наместник Лавры, председатель епархиального оргкомитета празднования епископ Кронштадтский Назарий.

Фото иеромонах Лев (Чихирин)

«Наша задача – постараться сделать так, чтобы у людей возникло желание участвовать в крестном ходе – подчеркнул владыка. — Многие, побывав однажды на нашем молитвенном шествии, радуются тому, что они узнали о таком событии и стали его частью. Но как бы мы ни старались продвигать идею общегородского крестного хода, приходы не слишком активно подключаются к распространению информации, во многих храмах про это просто забывают. Я обращаюсь к отцам благочинным, с тем, чтобы вы обратили внимание на это клириков храмов вашего благочиния, и проследили, чтобы они регулярно доносили информацию о крестном ходе до прихожан. Я думаю, что каждый может найти для этого время так, чтобы это не мешало богослужению, но при этом как можно больше людей смогли узнать о главном для митрополии событии. Если мы не будем настойчиво, активно призывать нашу паству к участию, не будем объяснять им почему это важно, не вложим в призыв свою душу — ничего не получится.
Крестный ход – это часть нашей церковной жизни, часть богослужения. И во всех религиях «массовые мероприятия» имеют важное значение. Именно в массовых шествиях религиозного характера люди могут почувствовать, что они на самом деле не одиноки, и что вера объединяет нас. Александро-Невский крестный ход 12-го сентября также призван показать, что Петербург остается в первую очередь православным городом. Это единственный крестный ход, который является частью официального городского мероприятия, и мы благодарны что администрация оказывает нам большую поддержку в его проведении».

Владыку Назария поддержала руководитель сектора коммуникаций при епархиальном информационном отделе и пресс-центра Лавры Наталья Родоманова. Она обратила внимание благочинных на разосланное подразделением информационное письмо с инструкциями по поддержке темы праздника 12 сентября и Александро-Невского крестного хода в социальных сетях. Была создана специальная подборка информационных и презентационных материалов, которые приходы могут использовать в создании мотивационных постов в своих аккаунтах, группах и на сайтах храмов. Ссылка на хранилище материалов разослана на адреса благочиний вместе с письмом. Наталья Родоманова призвала также поддерживать работу официальной группы Александро-Невского крестного хода в социальной сети Вконтакте https://vk.com/nevskiyhod, делать репосты важной информации из этой группы и группы Александро-Невской Лавры https://vk.com/lavra_spb. Она особо обратила внимание на хештег #КрестныйХод1209, которым должны сопровождаться все публикации, посвященные празднику 12 сентября, в социальных сетях.

Благочинным и представителям областных епархий были розданы плакаты для приходских досок и флайеры, подготовленные епархиальным отделом по взаимоотношениям Церкви и общества. Они будут распространены по храмам.

029

Пресс‑тур по мастерским проекта «Монастырская слобода» прошел в Александро‑Невской лавре

Мастерские в рамках проекта «Монастырская слобода» показали журналистам 22 августа в Александро-Невской Лавре. Перед началом пресс-тура состоялся брифинг, в котором приняли участие помощник наместника монастыря иеромонах Прокопий (Павлов), заместитель председателя городского комитета по труду и занятости населения Николай Рогачев, руководитель регионального общественного благотворительного фонда социальной реабилитации и помощи инвалидам «Кедр» Александра Сердитова. По завершении брифинга с журналистами также пообщался наместник Александро-Невской Лавры епископ Кронштадтский Назарий.

Фото — иеромонах Лев (Чихирин)

Проект «Монастырская слобода» осуществляется фондом «Кедр» с 2000 года совместно с Александро-Невской Лаврой при поддержке комитета по труду и занятости населения Санкт-Петербурга и комитета по молодежной политике и связям с общественными организациями.
В основе программы лежит профориентация, обучение, содействие в трудоустройстве, а также создание постоянных и временных рабочих мест для молодёжи и подростков с ограниченными возможностями в комплексе творческих реабилитационных мастерских: швейной, керамической, росписи по дереву, мастерской сувенирной куклы. Мастерские расположены в помещениях бывших амбаров Александро-Невской Лавры.
Ежегодно участниками этой программы становятся около 300 человек.

Александра Сердитова рассказала, что в этом году фонду «Кедр» исполняется 25 лет. В 1994 году совместно с комитетом по труду и занятости населения фонд начинал с программы временного трудоустройства несовершеннолетних инвалидов при возрождающемся Рождество-Богородичном монастыре на острове Коневец. Изначально учредителями фонда были люди творческих профессий: художники, мастера прикладных искусств, историки, журналисты. Поэтому творческое начало лежит в основе всех его программ.

Идея трудовой занятости людей с ограниченными возможностями важна, но по мнению руководителя фонда, не менее важна социализация участников проектов «Кедра». Человек выходит из замкнутого пространства квартиры и попадает в общественную среду, где получает не только трудовые навыки, развивает творческое мышление, но и учится общаться с другими. Все программы фонда инклюзивные — в мастер-классах участвуют как ребята с ограниченными возможностями, так и обычные воспитанники воскресных, общеобразовательных и художественных школ. Это дает осознание общности, убирает из сознания детей первичный страх быть непонятым и непринятым обществом. В монастырях – а «Кедр» сотрудничает не только с Александро-Невской Лаврой, но и продолжает сотрудничать с Коневским Рождество-Богородичным монастырем – ребята тянутся за духовной подпиткой, узнают о Боге, что особенно важно для социально ослабленных и незащищенных категорий.

Сотрудники мастерских в «Монастырской слободе» добиваются того, чтобы любой ребенок – с ограничениями или без – мог уйти с мастер-класса не просто с так называемой «социальной поделкой», но с изделием, которым можно гордиться и не стыдно подарить.

Александра Сердитова поблагодарила городские комитеты по социальной политике и по труду и занятости населения за поддержку, которую они оказывают фонду. За 25 лет больше 15000 ребят в той или иной форме приняли участие в деятельности «Кедра».

Представитель комитета по труду и занятости населения рассказал, как городская администрация помогает общественным организациям в их деятельности по интеграции людей с инвалидностью в рынок труда и в общество.

Фонд «Кедр» участвует в городской программе субсидирования создания рабочих мест для инвалидов. Из бюджета в рамках этой программы выделяются средства на закупку различного оборудования, на организацию рабочих мест, на обеспечение доступа к рабочим местам. Помимо этого, существует проект по организации социальной занятости ли с ограниченными возможностями трудоспособного возраста. Для людей, которые не могут быть востребованы на открытом рынке труда в силу серьезных ограничений здоровья, на базе специализированных общественных организаций создаются условия, где они могут с пользой проводить время, интегрироваться в трудовой коллектив, приобретать навыки социального общения. Ярким примером может служить программа «Монастырская слобода».

Развивается новый формат исполнения законодательства о квотировании, согласно которому большие предприятия, в которых более 100 работающих, обязаны выделять рабочие места специально для инвалидов. Новый формат предполагает, что предприятия могут выбрать альтернативу и, не создавая у себя рабочие места, оплачивать их устройство в специализированных организациях. Таким образом крупный работодатель, попадающий под закон о квотировании, исполняет свои обязательства, а общественные институты получают финансирование на свою деятельность.

Иеромонах Прокопий отметил, что главная забота насельников Лавры в программах фонда «Кедр» — это забота о воцерковлении молодого поколения, о приведении к Богу ребят, которые большую часть жизни чувствуют себя очень одинокими, лишенным поддержки и опоры. Воспитанники детских домов, социальных учреждений, дети с ограниченными возможностями здоровья находятся в основном на периферии общества и часто не рассматриваются как его полноценные члены. В связи с этим важно показать им, что они не одни, помочь им не отчаяться, не озлобиться, но привести к доброму, братскому, духовному отношению к людям. Каждый человек создан по образу и подобию Божиему, и нужно воспринимать каждого как личность, уважать и ценить.

Отца Прокопия поддержал владыка Назарий.

«Для меня как наместника монастыря важно, чтобы эти люди не чувствовали себя отделенными от общества. То, что будут рабочие места – слава Богу! Но это главная забота социальных служб и государства. Нас же волнует, что у людей, которые сидят по домам, самая большая боль – это одиночество, чувство покинутости и отделенности от остальных. Вот здесь основным является приближение человека к Богу, к духовности в настоящем смысле слова. Наша задача миссионерская прежде всего — чтобы люди могли узнать о Боге, о том, чему учит Церковь. И тогда даже будучи вне общества человек будет не один, он будет с Господом. Получится цельная личность, вне зависимости от того в какой среде он живет, в ограниченной или неограниченной».

Владыка отметил, что возможности монастыря именно по созданию рабочих мест для инвалидов ограничены в силу специфики и ограниченности производств. Но всю посильную помощь Лавра оказывает. Помещения бывших амбаров монастырь предоставляет фонду «Кедр» для их программ на безвозмездной основе.

По его словам, изделия, изготовленные участниками программы «Монастырская слобода», по качеству создают достойную конкуренцию сувенирной продукции, которую покупают туристы и гости Петербурга. В каждую поделку люди вкладывают душу, за каждой стоит своя история — в этом их отличие от массового штампованного производства.

009

Волонтеров научили ухаживать за скульптурой

Мастер-класс по промывке и очистке скульптуры в рамках работы Международной школы ИКОМОС и Международного лагеря для волонтеров под эгидой ЮНЕСКО состоялся в Александро-Невской Лавре 25 июля. Его провела художник-реставратор службы по текущему уходу и содержанию памятников Государственного музея городской скульптуры, руководитель проекта «Волонтёры-реставраторы» Александра Пашина.

фото  — иеромонах Лев (Чихирин)

Перед началом волонтеры распределились по шести объектам, которые им предстояло очистить. Это надгробные памятники на так называемом «некрополе архимандритов» перед музейно-библиотечным корпусом Лавры. Они датируются серединой XIX века и изготовлены из четырех видов горных пород: известняк, красный гранит, габбро-диабаз и песчаник.

Александра немного рассказала о работе по очистке скульптуры и провела инструктаж. Сначала памятник необходимо сфотографировать, чтобы зафиксировать его состояние, отметить повреждения, если они есть. Поскольку для промывки используется мойка высокого давления очень важно зафиксировать все трещины. Высокое давление опасно для поврежденного камня, и неподготовленный человек, начав мыть памятник, может его разрушить. Поэтому волонтеров довольно долго и кропотливо обучают этой работе.
После фотофиксации памятник смачивается, с него убирается самая явная грязь и пыль, шпателями удаляется мох и трава, поверхность увлажняется. Затем на него наносится PH-нейтральное вещество, которое предварительно хорошо вспенивают в воде. Оно похоже на обычное мыло и не агрессивно по отношению к камню. Пена должна максимально проникнуть в загрязненные участки памятника, после чего все смывается с помощью мойки высокого давления.

В мастер-классе использовалась профессиональная мойка Karcher. Как рассказал представитель компании, они с удовольствием предоставили свое оборудование для проекта школы ИКОМОС.

«Будучи признанным специалистом в решении задач чистки, компания Karcher уже более 30 лет безвозмездно выполняет работы, направленные на сохранение объектов культурного наследия. К настоящему времени мы подтвердили свою компетентность участием в более чем 140 реставрационных проектах по всему миру. Широкие возможности техники Karcher лучше всего раскрываются в ходе выполнения масштабных проектов по очистке – от статуи Христа в Рио-де-Жанейро до Бранденбургских ворот в Берлине. В 2018 году при поддержке «Керхер» была проведена профилактическая очистка Александровской колонны в Санкт-Петербурге. В 2019 году с использованием нашего оборудования были очищены памятник Юрию Гагарину в Москве и памятник Александру Сергеевичу Пушкину в Санкт-Петербурге».

В течение полутора часов волонтеры увлеченно отмывали памятники под руководством специалиста-реставратора. Сегодняшний мастер-класс – лишь небольшая часть насыщенной программы, которую подготовили для участников организаторы школы ИКОМОС и лагеря ЮНЕСКО. Она включает в себя не только практические работы по сохранению памятников исторического и культурного наследия, но и культурные мероприятия и проекты.

Леви Мусонда из Замбии назвал приезд в Санкт-Петербург, город с богатейшей историей и культурой, огромным событием в его жизни как волонтера.

«Сохранение памятников, достопримечательностей – это сохранение нашей идентичности, того, кто мы есть. Люди, которым мы сегодня помогаем, они делают это возможным, сражаются каждый день. Благодаря им мы сегодня можем наслаждаться красотой этого мира. Волонтерство – это способ сказать спасибо тому, что они делают», — отметил он.

Международная школа ИКОМОС (ICOMOS: International Council of Monuments and Sites) для молодежи, интересующейся сохранением исторического и культурного наследия, проходит в Санкт-Петербурге с 22 по 27 июля 2019 г. В ней принимают участие около 40 волонтеров, среди которых не только русские, но и иностранные студенты петербургских ВУЗов и волонтеры Эрмитажа.

В течение шести дней студенты школы ИКОМОС ближе познакомятся со Александро-Невской Лаврой, примут участие в мастер-классах по реставрационным технологиям и материалам, дискуссиях и конференциях, посвященных реставрации, сохранению культурного наследия и волонтерскому движению, посетят практические занятия в реставрационных мастерских монастыря, а также будут выполнять различные практические задания.

В мероприятиях школы ИКОМОС принимают участие волонтеры Международного лагеря под эгидой ЮНЕСКО, который проходит в Санкт-Петербурге с 20 июля по 1 августа. 12 волонтеров и 7 стран мира вместе с участниками школы ИКОМОС поработают на благоустройстве Никольского кладбища монастыря, посетят музей и монастырские мастерские.

Организаторы школы: Санкт-Петербургское отделение Национального комитета ИКОМОС при поддержке Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры, Союза реставраторов Санкт-Петербурга, Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры, а также сектора по работе с волонтерами Государственного Эрмитажа.

Телеканал "Санкт-Петербург" Спасая наследие: Как волонтеры помогают реставраторам сохранять памятники истории

222 113

Школа ИКОМОС открылась в Александро‑Невской Лавре

Международная школа ИКОМОС для молодежи, интересующейся сохранением исторического и культурного наследия, открылась в Александро-Невской Лавре 22 июля. Участники – петербургские студенты и волонтеры Эрмитажа.

фото иеромонаха Льва (Чихирина)

От имени наместника Лавры епископа Кронштадтского Назария участников школы приветствовал его помощник по реставрации, идейный вдохновитель и организатор проекта Алексей Одинцов.

«Сохранение культурного наследия — это процесс, который невозможно закончить, его можно только приостановить, — отметил он. — Но в бесконечности реставрационного процесса мы прежде всего должны себе отдавать отчет в том, что мы делаем, зачем и для кого. Самое главное, чтобы те, кто пользуется культурными объектами, те кто входит с ними в ежедневное соприкосновение, понимали, чем они обладают, и с полнотой ответственности относились к каждому моменту жизни в этом памятнике. Именно лавра как монастырь, который вновь включился в объекты культурного наследия федерального значения, в объекты ЮНЕСКО, представляет собой памятник, который не только вернул себе изначальное предназначение, но при этом использует все возможности для сохранения в текущем состоянии, а также занимается ежедневным перепрофилированием исторических зданий для текущих нужд».

По словам Алексея Одинцова участники школы познакомятся со всеми социальными службами монастыря, увидят изнутри как в лавре сохраняются те или иные предметы охраны, как монастырь живет несмотря на неприспособленность зданий и помещений к современному функционированию и инженерии, и старается их сохранять и восстанавливать.

Заместитель председателя петербургского Совета ИКОМОС и член Совета Национального Комитета ИКОМОС РФ Елизавета Алехина познакомила присутствующих с историей старейшей профессиональной международной организации по охране памятников культуры.

International Council of Monuments and Sites (ICOMOS) — это Международный совет по сохранению памятников и достопримечательных мест. Он был создана в 1965 году, через год после принятия знаменитой Венецианской хартии – основного международного документа, посвященного охране культурного наследия, реставрации и сохранению памятников. По словам Елизаветы Алехиной, то, что советские специалисты принимали участие в Совете, в международных конференциях и дискуссиях, обеспечило высокий уровень отечественной реставрации, особенно в послевоенные и 70-е годы XX века. На протяжении всего советского периода существовал российский ИКОМОС, который был закрытой организацией, включал в себя всего 25 человек и находился под эгидой министерства культуры.

В 1990-е годы советская закрытая организация перестала существовать. Был создан Национальный Российский Комитет ИКОМОС, который стал более открытой общественной организацией, включил в себя больше членов. Начинают создаваться региональные отделения. Санкт-Петербургское отделение появилось в 2010 году.

Она также рассказала, что открывшаяся в Лавре школа – это первый шаг к созданию в Санкт-Петербурге рабочей группы начинающих специалистов (Emerging Professionals Working Group). Подобные группы уже функционируют под эгидой ИКОМОС за рубежом. Они созданы для более широко вовлечения молодых специалистов и волонтеров в работу по охране и сохранению культурного наследия.

Елизавета Алехина поблагодарила владыку Назария, который благословил проведение школы на территории монастыря и отметила, что без Александро-Невской Лавры проект бы не состоялся. Существенную поддержку школе оказали фирмы «Ажио» и «Рунит», предоставившие материалы и специалистов для обучающих мастер-классов, а также Служба волонтеров Эрмитажа.

Начальник сектора сохранения исторической среды КГИОП, архитектор-реставратор Виктория Пушкина назвала молодежь надеждой и помощью в огромном и непростом деле сохранения и охраны исторического и культурного наследия. По ее мнению, молодые люди, интересующиеся этой проблемой, не просто пассивные наблюдатели, но их прежде всего волнуют реальные дела, в которых они могут принять участие. Примером тому может послужить не только открывшаяся в Лавре школа ИКОМОС, но и международный лагерь, который проходит в Санкт-Петербурге в эти же дни под эгидой ЮНЕСКО. В работе лагеря принимают участие двенадцать молодых волонтеров из семи стран мира. Специалист КГИОП также немного рассказала об истории включения северной столицы в перечень объектов культурного наследия ЮНЕСКО, об уникальности этого события, которому в 2020 году исполнится 30 лет.

Председатель Совета Союза реставраторов Санкт-Петербурга, генеральный директор ООО «Ажио» Нина Шангина выразила уверенность, что из среды молодых участников школы ИКОМОС со временем вырастут профессиональные реставраторы. Реставрация – сложный процесс, который объединяет не только профессионалов, но и людей, которые с любовью относятся к памятникам истории и культуры. По ее мнению, охрана памятников, их защита и реставрация — это признак цивилизованного человека.

В первый день работы школы состоялось два мастер-класса: по реставрации известняково-путиловской плиты, который провел специалист-реставратор Федор Морозов, и по макетированию под руководством начальника сектора по работе с волонтерами Эрмитажа Михаила Кожуховского.

Международная школа ИКОМОС пройдет в Санкт-Петербурге с 22 по 27 июля. Основными площадками проекта являются Александро-Невская Лавра и Шуваловский парк. Участники школы ближе познакомятся со старейшим петербургским монастырем, примут участие в мастер-классах по реставрационным технологиям и материалам, дискуссиях и конференциях, посвященных реставрации, сохранению культурного наследия и волонтерскому движению, посетят практические занятия в реставрационных мастерских Лавры, а также будут выполнять различные практические задания.

В нескольких мероприятиях школы ИКОМОС примут участие волонтеры международного лагеря под эгидой ЮНЕСКО, который проходит в Санкт-Петербурге с 20 июля по 1 августа. Вместе с участниками школы ИКОМОС они поработают на благоустройстве Никольского кладбища монастыря, посетят музей и монастырские мастерские. Одним из центральных совместных мероприятий станет конференция по вопросам волонтерских работ на объектах Всемирного наследия, которая состоится в Александро-Невской Лавре 24 июля.

246 025

ИА "Вода живая" Началась подготовка к Александро‑Невскому крестному ходу 2019 года

Совещание епархиального оргкомитета по подготовке к празднованию дня перенесения мощей святого Александра Невского и общегородскому крестному ходу состоялось 25 июня в Александро-Невской лавре. Его возглавил наместник монастыря и председатель оргкомитета епископ Кронштадтский Назарий.

В совещании приняли участие председатель отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Александр Пелин, заместитель председателя отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями иеромонах Леонид (Маньков), заместитель председателя отдела по взаимодействию с казачеством протоиерей Георгий Сычев, руководитель сектора коммуникаций при информационном отделе и пресс-центра Александро-Невской лавры Наталья Родоманова. Также присутствовали настоятель петербургского подворья Антониево-Дымского монастыря Тихвинской епархии протоиерей Александр Ежов, секретарь Гатчинского епархиального управления протоиерей Владимир Глазунов. Были приглашены начальник городского отдела по взаимодействию с религиозными объединениями Владимир Иванов, главный специалист комитета по местному самоуправлению межнациональным и межконфессиональным отношениям Ленобласти Вадим Ховайло, представители городских профильных комитетов, руководители общественных организаций.

«Это не только одно из главных событий для митрополии, но и праздник, официально включенный в перечень памятных дат Санкт-Петербурга, — подчеркнул владыка Назарий. — Благодаря поддержке, которую нам оказывают правительства города и области, мы седьмой год имеем возможность в этот день проводить по Невскому проспекту масштабный крестный ход с участием от 50 до 100 тысяч человек. Организация события подобного уровня — это серьезная работа, в которую мы ежегодно включаемся вместе с представителями власти, и от того, что основные позиции подготовки не меняются, она не может стать легче для нас и требует полной отдачи. Не будем забывать, что в 2021 году мы отмечаем 800-летие со дня рождения святого князя Александра Невского. Александро-Невский крестный ход станет кульминационным событием юбилея в Санкт-Петербурге».

Протоиерей Александр Пелин отметил, что главная задача оргкомитета — своевременное и широкое оповещение людей о предстоящем празднике. Будут задействованы официальный сайт события, сайты благочиний, приходов, епархиальных отделов и так далее. Развернется работа в соцсетях, материалы будут публиковаться с хештегом #КрестныйХод1209. К анонсированию и освещению празднования будут подключены церковные, городские и федеральные СМИ.

Было подчеркнуто, что участие в празднике и молитвенном шествии может быть только добровольным, и при оповещении людей на это следует обращать внимание.

Фото иеромонаха Льва (Чхирина)

qPkzdb4N6wo

Александро‑Невская Лавра приняла участие в фестивале «НеФОН»

Фестиваль «НеФОН», посвященный архитектуре и культурному наследию Санкт-Петербурга, прошел 17 и 18 июня в пространстве «Севкабель Порт». В нем приняли участие представители Александро-Невской Лавры.

В рамках фестиваля работала выставка «Реставрация Феодоровской церкви Александро-Невской лавры». В экспозиции были представлены фотографии реставрационных работ в монастырской церкви во имя святого благоверного князя Феодора Новгородского, начатых в 2001 году. Верхний храм двухэтажной церкви был освящен в январе 2018 года, в нижнем храме реставрация продолжается.

Куратор выставки, помощник наместника Александро-Невской Лавры по реставрации и сохранению культурного наследия Алексей Одинцов рассказал, что монастырь привлекла к участию в фестивале трактовка смыслов, которые в него вложили организаторы

«Название говорит о том, что культурное наследие – это не фон для туризма, это не фон для сэлфи, это не фон для поверхностного взгляда, — отметил Алексей Михайлович. — За каждым памятником нужно видеть все слои его истории, его бытования и весь труд, который был вложен в его создание. В данном же случае, когда мы говорим об интерьере церкви у нас добавляются и аксиологически-богословский, и историографический, и иконографический смыслы. Здесь мы прежде всего сосредоточились именно на нелегком труде реставратора и на том, сколько нужно пройти и узнать о каждой картине, о каждой стене, о каждом архитектурном элементе для того, чтобы можно было перейти к следующему этапу — действенной физической реставрации».

По словам куратора, выставка «Реставрация Феодоровской церкви Александро-Невской лавры» является предтечей большой выставки, посвященной реставрационным процессам в монастыре и тем работам, которые еще будут проведены в преддверии 800-летия святого князя Александра Невского. Планируется, что она проедет по всем местам памяти небесного покровителя Санкт-Петербурга. Помимо этого, в ближайшее время в Тбилиси делегация Лавры представит еще один выставочный проект, посвященный грузинскому некрополю Александро-Невской Лавры.

Сотрудники монастыря приняли участие в дискуссиях и научных выступлениях в рамках фестиваля. Алексей Одинцов представил слушателям концепцию реставрации Лавры и на ее примере рассказал о том, как создать комплексный документ для реставрации архитектурного ансамбля. Юрист обители, специалист по правовым вопросам в сфере сохранения объектов культурного наследия религиозного назначения Татьяна Афанасьева выступила модератором в дискуссии «Сохранение и изучение культурного наследия в XXI веке – мода или необходимость». Волонтер Александро-Невской Лавры Карина Назанян рассказала о междисциплинарном семинаре для молодых исследователей на базе монастыря как объекта культурного наследия.

Идея проведения фестиваля «НеФОН» принадлежит студентам, которым не безразлична судьба петербургских памятников. Название указывает на идею о том, что архитектура ценна сама по себе, а не только как «урбанистический пейзаж», к которому городские жители привыкают и этим обесценивают памятники зодчества.

Организатором является проектная команда всероссийского волонтёрского проекта «Культурный патруль» в Санкт-Петербурге. В двухдневной программе для гостей фестиваля работали лекторий, выставки, art-мастерская, детская зона, дебаты и дискуссии. Фестиваль объединил экспертов сферы сохранения культурного наследия, независимых исследователей, художников, реставраторов, искусствоведов, музейных сотрудников и музыкантов и многих других.

Боковые стороны раки украшены тематическими рельефами с изображением важнейших сцен из жития Александра Невского

Журнал "Вода живая" Серебро для святого

Находящаяся в Эрмитаже рака Александра Невского — уникальное произведение ювелирного искусства. Столь монументального сооружения из серебра нет больше нигде в мире. Однажды сотрудники музея спасли раку от переплавки, собрав и передав государству вместо нее дубликаты серебряных монет. Сейчас Эрмитаж проводит новую «спецоперацию» — раку спасают от воздействий времени, и для этого используют технологии не менее уникальные, чем сам шедевр. И эта спецоперация важна и для Церкви, и для общества.

МЕМОРИАЛЬНЫЙ КОМПЛЕКС
Рака выставляется в Концертном зале Зимнего дворца. Это произведение искусства вернее было бы назвать мемориальным комплексом раки. Кроме самого ковчега, в котором хранились мощи святого князя (вернее, двух ковчегов, потому как малый ковчег 1695 года, оформленный медными позолоченными пластинами, помещался в обшитый серебром ковчег 1746–1751 годов), в комплекс входят большая пятиярусная пирамида с фигурами ангелов со щитами, на которые нанесены сочиненные Ломоносовым эпитафии, два пьедестала с трофеями и два подсвечника. Всё из серебра. Общая масса комплекса — больше полутора тонн, одни лишь серебряные части весят 90 пудов. На данный момент отреставрирована большая рака, подсвечники и трофеи, идет работа над малой ракой, впереди — реставрация пирамиды. Сотрудники Эрмитажа не называют точных сроков окончания работ, но говорят, что возможно закончить их к 2021 году, когда Церковь будет праздновать 800-летие со дня рождения Александра Невского. Но окончательное решение примет руководство музея.

SVM1870Мы открыты к диалогу.
С Михаилом Борисовичем Пиотровским мы не раз встречались и пришли к важному соглашению, что рака Александра Невского — значимый объект и для музея, и для нас. Но ведь она была устроена для мощей Александра Невского. И если уж делать копию (на что мы согласились), то точную и в том же материале, а не из посеребренной пластмассы. И Святейший Патриарх, которому я докладывал сложившуюся сейчас ситуацию, поддержал эту идею. Нам предстоит очень большой и важный проект. Мы с Михаилом Борисовичем едины во мнении, что вопрос этот нужно решать. Полагаю, надо бы «поднять» кавалеров ордена Александра Невского, чтобы они, как люди известные, тоже включились в решение этого вопроса.

Наместник Александро-Невской Лавры епископ Кронштадтский Назарий

ДВА ГОДА ПОДГОТОВКИ
Основная работа проводится в лаборатории научной реставрации драгоценных металлов Эрмитажа. Места, закрытые для посторонних. Многие ювелирные экспонаты, прежде чем предстать взору посетителей музея, преображаются здесь в руках мастеров. К реставрации раки музейные сотрудники приступили почти десять лет назад. Этот сложный, многоэтапный процесс не терпит спешки, ведь задача реставраторов — не просто восстановить экспонат, а, сохраняя в первозданном виде каждую деталь, каждый авторский штрих, не допуская новых повреждений, привести его в состояние, максимально близкое к первоначальному. Любая реставрация начинается с изучения предмета, его слабых мест, подбора допустимых методов воздействия на материалы.

— Только процесс изучения раки занял у нас порядка двух лет, — рассказывает руководитель лаборатории научной реставрации драгоценных металлов Игорь Малкиель. — Нужно было проделать огромную работу: мы начали с видеоэндоскопии (то есть проникновения внутрь. — Прим. ред.) высокого разрешения и рентгенофлуоресцентных анализов (цель — перечень химических элементов, из которых состоит вещество. — Прим. ред.). Внутрь гробницы запустили специальный зонд, видеоскоп высокого разрешения со встроенным освещением и пневматической артикуляцией (способностью поворачиваться — Прим. ред.) — очень дорогостоящая аппаратура. Изучили все дефекты, все разрывы, создавали экспериментальные образцы, на которых испытывали аппаратуру, подбирая, например, оптимальные способы очистки серебра от патины или методы соединения поврежденных деталей.

Руководитель лаборатории научной реставрации драгоценных металлов Игорь Малкиель

Руководитель лаборатории научной реставрации драгоценных металлов Игорь Малкиель

КЛАД И КОРРОЗИЯ МЕТАЛЛА

Специально для работы с гробницей Александра Невского музей заказал дорогостоящее реставрационное оборудование

Специально для работы с гробницей Александра Невского музей заказал дорогостоящее реставрационное оборудование

В 2010 году Эрмитаж представил публике экспозицию «Клад фаб­рикантши Лихачевой». Клад был найден на Васильевском острове, всего 227 предметов из серебра с позолотой — кубки, блюда, подставки для чайников, сахарницы и столовые приборы. За сто лет, проведенных в земле — клад был спрятан под полом, куда попадала вода и известь, — металл почти развалился. Положение усугублялось контактом металла с органическими материалами, а именно тряпками и бумагой, в которые его завернула бежавшая из революционного Петрограда хозяйка, владелица Невской фабрики обоев Мария Лихачева. Клад нашли рабочие в 1978 году, а после он еще три десятка лет пролежал в запасниках Эрмитажа. Изменение влажности воздуха только усилило коррозию металла, и без того находившегося в весьма плачевном состоянии.

— Реставрация предметов клада стала возможна в 2000-х годах благодаря передовым технологиям лазерной очистки и сварки, — рассказывает Игорь Карлович. — Тогда Эрмитаж первым в России применил при реставрации лазерную сварку, отвечающую всем музейным требованиям. Итальянцы специально для этого проекта создали три адаптированные лазерные установки, с их помощью можно сваривать очень сложные детали, от тончайшей филиграни до толстостенных — от 20 микрон и больше — предметов.

Аналогичное оборудование применяется эрмитажными реставраторами и при работе над ракой святого Александра Невского.

Современные технологии лазерной очистки позволяют снимать с поверхностей тончайшие следы загрязнений, не нанося металлу ни малейших повреждений

Современные технологии лазерной очистки позволяют снимать с поверхностей тончайшие следы загрязнений, не нанося металлу ни малейших повреждений

ЛАЗЕР В ПОМОЩЬ

MAR3753Игорь Карлович проводит для нас небольшую экскурсию по лаборатории реставрации драгоценных металлов, рассказывая о машинах, которые применяются в работе над ракой. Одной из первых итальянцами была изготовлена лазерная установка открытого типа с гидравлическим подъемником, выдерживающим около 500 кг веса. А вот машина супертонкой сварки — она может сварить пластины толщиной от 10 микрон. Для сравнения, толщина человеческого волоса — 70 микрон. Есть фибролазерная установка, позволяющая работать с предметами, находящимися на расстоянии до 10 метров от источника излучения. Её удобство в том, что предмет не нужно помещать внутрь рабочей камеры.

Когда в середине XVIII века немецкие и русские мастера трудились над изготовлением раки, никто не думал о том, какая судьба будет уготована их детищу. Гробница весом полторы тонны несколько раз переносилась с места на место. Сначала, в 1922 году, раку изъяли из Свято-Троицкого собора Александ­ро-Невской лавры и передали в музей. В 1930 году сотрудники Эрмитажа спасли её от переплавки, а во время Великой Отечественной войны она была частично разобрана и в 10 ящиках эвакуирована вместе с другими экспонатами в Свердловск, где находилась до 1945 года.

— Естественно, мастера не рассчитывали на то, что раку будут часто переносить с мес­та на место, она была не для этого создана, — говорит Игорь Карлович. — Многократные сборки-разборки, деформация деревянного каркаса, которая повлекла за собой деформацию металлических частей… Всё это накладывается на естественную усталость металла, имеющую место и без этих постоянных перевозок. Мало какой памятник выдержит такое.

— Металл был весь в разрывах, — объясняет Игорь Карлович. — Как поступили бы раньше, чтобы эти разрывы ликвидировать? Ставили бы скобы или заплатки. А сейчас мы можем очень аккуратно проварить шов, так что он будет совсем не заметен.

При обычной сварке всегда образуется окалина — чем выше температура и чем дольше длится сварочный процесс, тем толще её слой. Лазерная сварка с миллисекундными или наносекундными импульсами позволяет сваривать металлы без нагрева и использования припоев.

РАБОТА С ДЕРЕВОМ

MAR3669По словам Игоря Малкиеля, с ракой святого князя, пока она хранилась в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры, обращались весьма бережно. В отличие от многих других памятников, как в России, так и в Европе, рельеф поверхности которых почти полностью стерт от постоянной чистки мелом, рака Александра Невского сохранила в подробностях детали работы старых мастеров. Все эти особенности — вплоть до мельчайших царапинок — можно сохранить во время очистки металла, пользуясь имеющейся в Эрмитаже аппаратурой. Деликатная лазерная очистка применяется и при реставрации обшивки деревянного ковчега 1695 года, в котором непосредственно хранились мощи святого князя. Эта технология позволяет убирать тончайшие наслоения патины с меди, не трогая позолоту.

— Мы можем очищать самые тонкие слои загрязнений — даже толщиной в четверть микрона, — говорит Игорь Карлович Малкиель. — Например, я могу удалить чернила с листа, не повредив бумагу.

Руководитель лаборатории показывает нам древний ковчег — деревянный ящик, с которого сейчас сняты все элементы декора, медные позолоченные пластины с растительным орнаментом. Когда-то на боковых стенках находились и пять позолоченных медальонов с изображением сцен ратных подвигов святого князя Александра, но они были утеряны либо в 1922 году, при изъятии раки из собора, либо даже раньше. О судьбе их ничего не известно.

После реставрации на малый деревянный ковчег, в котором покоились мощи святого князя, вернутся позолоченные пластины с растительным орнаментом

После реставрации на малый деревянный ковчег, в котором покоились мощи святого князя, вернутся позолоченные пластины с растительным орнаментом

Большая рака, выполненная в 1746–1751 годах, про которую часто говорят, будто вся она изготовлена исключительно из серебра, на самом деле тоже имеет деревянную основу. Дубовый каркас отлично сохранился. Сотрудники Эрмитажа пропитали дерево воском с природным шеллаком — выделениями насекомых-червецов, обитающих на фруктовых деревьях в Индии и странах Юго-Восточной Азии. Эта смесь не дает дереву менять конфигурацию при перепадах влажности, трескаться и сжиматься.

ПЛАТИНА И СИЛИКОН
С каждой детали мемориального комплекса раки реставраторы снимают форму с помощью специального платинового силикона. Это необходимо для обеспечения сохранности памятника. На основе таких форм можно, при необходимости, восстановить утраченные или поврежденные детали памятника, если вдруг потребуется реставрация.

— Деталь, выращенная в платиновой силиконовой форме слепка, очень точная, микрон в микрон, — говорит Игорь Малкиель. — На этих копиях видны все мельчайшие детали чеканных работ, отпечатки от гвоздиков. В Эрмитаже есть специальное помещение, в котором эти формы хранятся. Каждая форма выдерживает до нескольких десятков тысяч копирований.

Одного крепежа в раке более 150 кг. Каждый винт — с индивидуальной резьбой, ручной нарезки. С каждого снят силиконовый слепок.

— Но всё это делается на экстренный случай, — говорит Игорь Карлович. — Ставить даже современные винты в раку без необходимости мы не можем. Если такое происходит, в реставрационном паспорте указываем, где и почему произведена замена. В основном эти формы необходимы для будущих реставрационных работ. Силиконовые формы могут храниться в фондах сотни лет.

Данная технология может быть использована и при создании полноценной копии раки. Давно обсуждается вопрос о том, где же именно должен находиться мемориальный комплекс раки Александра Невского — в музее или же необходимо вернуть его в Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры. Создание копии — это компромиссный вариант, который предложило несколько лет назад министерство культуры России. Сегодня Эрмитаж обладает всеми техническими возможностями для изготовления такой реплики.

— Если делать копию, тот вышеназванный способ оптимален, — считает Игорь Малкиель. — Называется он метод субпропорциональной гальванопластики. Это будет точная копия, будет повторена каждая царапинка, микрон в микрон.

Важно начинать активный диалог и полнее рассказывать обществу об этом уникальном памятнике и той работе, которая ведётся по его сохранению и реставрации.

Сотрудники музея могут не только бережно реставрировать произведения ювелирного искусства, но и методом субпропорциональной гальванопластики создавать точные копии любой детали

Сотрудники музея могут не только бережно реставрировать произведения ювелирного искусства, но и методом субпропорциональной гальванопластики создавать точные копии любой детали

МОЛИТВЫ И ТАЙНЫ
Между деревянным каркасом раки и серебряной обкладкой реставраторы Эрмитажа нашли несколько записок с молитвенными обращениями к святому князю Александру Невскому. Интересно, что эти бумажки никем не были обнаружены раньше, во время разбора и транспортировки раки.

MAR3711

— Раку разбирали на большие части, — объясняет Игорь Карлович, — а в щели между серебряными деталями и каркасом никто не заглядывал.

Записки принадлежат к раз­ным эпохам. Большинст­во из них — от верующих XIX века; в основном это молитвы о здравии домочадцев и близких.

Но есть и другие. ­«Дорогой угодник Божий Александр Невский, спаси и сохрани, защити от лютого гонения раба твоего» — эта молитвенная просьба была вложена в раку, возможно, во время эвакуации её в годы Великой Отечественной в Свердловск. А самая загадочная записка, которую нашли музейные работники, не содержит в себе ничего, кроме ряда цифр.

— Судя по всему, это какая-то шифровка, написанная в XIX веке, — говорит Игорь Малкиель. — Разгадать её пока никому не удалось.

Боковые стороны раки украшены тематическими рельефами с изображением важнейших сцен из жития Александра Невского

Боковые стороны раки украшены тематическими рельефами с изображением важнейших сцен из жития Александра Невского

МЕНЬШЕ БЛЕСКА
Когда в самом начале реставрационных работ сотрудники Эрмитажа сняли декоративные детали, оказалось, что серебряные листы под ними — точно полированное зеркало. Так же выглядели некогда и все остальные серебряные элементы мемориального комплекса, однако выставить памятник в таком «блестящем» состоянии специалисты не решились.

MAR3865

— Представляете, выставили бы мы блестящую полированную раку? Был бы скандал! Так что после очистки металла нам пришлось его тонировать, чтобы посетители музея понимали — перед ними не новодел. А сверху мы покрыли серебро слоем полимеров, защищающих его от окисления.

По словам реставраторов Эрмитажа, в нынешнем состоянии отреставрированная рака будет оставаться как минимум 50 лет, но даже несмотря на такие гарантии сотрудники музея регулярно, раз в неделю, проводят осмотр мемориала.

— Это отнимает огромное количество времени и сил, — признается Игорь Карлович, — но мы отдаем себе отчет в том, какой ценностью обладает этот памятник.

IMG_0429

Петербургская премьера фильма о преподобном Серафиме Вырицком состоялась в Александро‑Невской Лавре

Премьера двух серий фильма «Преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа» по сценарию писателя-агиографа Валерия Филимонова состоялась в новом зале духовно-просветительского центра Александро-Невской Лавры 3 июня.

На показе фильма присутствовал наместник монастыря епископ Кронштадтский Назарий, который поблагодарил Валерия Павловича за его труд и тепло отозвался о работе съемочной группы.

«Преподобный Серафим Вырицкий один из наших самых почитаемых святых, особенно в Лавре, где начинался его подвижнический подвиг. В нелегкие и тяжелые годы, когда само существование Православной Церкви в России было поставлено под угрозу, этот удивительный человек принимает монашеский постриг и становится утешителем для многих страждущих. Его удивительная жизнь, доброта, любовь к Богу и людям, его крепкая вера и смелость перед лицом испытаний – то, о чем должен знать не только сугубо церковный круг. И такие фильмы нужны сегодня, чтобы преподобный Серафим открылся для всех, чтобы люди увидели, как обычный человек смог подняться до вершины святости благодаря тем дарам, которыми наградил его Господь. Увидели и вдохновились его примером, стали чуточку лучше. Язык кинематографа тем и хорош, что понятен и близок всем, это тот же миссионерский инструмент. Хорошие документальные фильмы – редкость в наши дни, и мне очень приятно сегодня видеть в нашем духовно-просветительском центре качественную работу, выполненную на высоком художественном уровне с деликатностью и любовью к святому Серафиму».

Фильм создан совместно с кинокомпанией «Петербургская Киноартель». Он основан на архивных и исторических документах, впервые опубликованных в книге Валерия Филимонова «Святой преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа», которая стала основанием для канонизации старца Серафима на Архиерейском Соборе 2000-го года. В киноленту включены игровые сцены с участием актеров, видеосвидетельства знавших преподобного при его жизни протоиереев Василия Ермакова, протоиерея Бориса Глебова, настоятельницы Горненского монастыря в Иерусалиме игумении Георгии. Закадровый текст читают Валерий Филимонов и народный артист России Валерий Ивченко.

Работа над первой серией начата в 2016 году, в ней рассказывается о жизни преуспевающего купца Василия Муравьева (будущего святого Серафима Вырицкого) и его супруги до принятия ими монашества. Вторая серия посвящена монашескому подвигу героя в Александро-Невской Лавре, где он прошел путь от пономаря до духовника лаврской братии. Запланированы еще две серии: третья расскажет о подвижническом подвиге старца Серафима в Вырице, а четвертая – о значении личности и деяний преподобного для современности.

«Работа над этим фильмом приносит нам несказанную радость, — рассказал автор киноленты Валерий Филимонов, — потому что мы чувствуем, что святой Серафим рядом с нами. Почему мы назвали его «Преподобный Серафим Вырицкий и Русская Голгофа»? Потому что свое служение старец проходил в самые тяжелые для России и Русской Церкви годы: первая русская революция, две мировых и гражданская война, октябрьский переворот. Представьте какое было время! И этот человек своею благодатью окрылял очень многих в самые трудные годы кровавого богоборчества».

Зал духовно-просветительского центра Лавры был полон, зрители тепло встретили фильм о преподобном Серафиме. По словам зрительницы Алины то, что в киноленте присутствуют живые свидетельства людей, знавших старца при его жизни – очень ценно. Это дополняет игровые сцены, дает зрителю погрузиться в реальность происходящего с героем, стать соучастником его интереснейшей жизни, осознать, что он практически наш современник.

«Буду очень ждать новые серии. Большая заслуга создателей в том, что посредством современного языка кинематографа с жизнью и деяниями православного святого может ознакомиться огромное количество молодежи, в том числе невоцерковленной. Хотелось бы, чтобы подобные фильмы сняли и о других наших святых», — сказала она.

Помимо фильма в этот день была представлена новая книга Валерия Филимонова «Чудесные исцеления по молитвам преподобного Серафима Вырицкого». Она составлена на основе свидетельств родственников и духовных чад старца, которые окормлялись у него в 30-е годы в Вырице, а также наших современников, получивших исцеления от тяжелых болезней по молитвам преподобному на месте его земного упокоения.

MAR9537_101

Журнал "Вода живая" Передача мощей: как это было

Петербург был основан как дом Александра Невского. Почти на том же месте, где святой благоверный князь когда-то разбил шведов, и ровно для того, чтобы та же угроза с запада была предупреждена, чтобы Россия никогда не осталась отрезанной от Балтики, чтобы русское православие не замыкалось в московской культурной обособленности. Когда советская власть украла у Церкви и у России останки князя, сам смысл существования Петербурга был поставлен под вопрос. Зачем нужен город, в котором не почитают его главного святого, который забыл о том, для чего был построен? Но Бог сохранил Петербург, и 3 июня 1989 года, тридцать лет назад, князь вернулся. И городу снова есть ради чего жить.

Воспоминаниями делится насельник Александро-Невской лавры архимандрит Нектарий (Головкин). В 1989 году, будучи еще священником Николаем, он участвовал в перенесении мощей святого Александра Невского из Музея истории религии, где они тогда хранились, обратно в Лавру.

В 1985 году меня рукоположили во пресвитера, мне было 30 лет. Рукополагал 1 октября митрополит Антоний (Мельников), в Старой Руссе — тогда ведь была Ленинградская и Новгородская епархия. Назначили меня настоятелем храма Покрова Божией Матери в селе Борисово. Практика в Новгороде продолжалась недолго: на престольный праздник я уже уехал в Борисово и служил там. Уполномоченный по делам религий строго-настрого запретил что-то ремонтировать и реставрировать в храме, выходить в облачении на улицу, кроме крестного хода на Пасху. Чтобы провести крестный ход в другое время, нужно было получить резолюцию уполномоченного. И проповедь — только по Евангелию, других тем нельзя было касаться.

CCI29042019

Но вскоре после приезда, на Димитриевскую родительскую субботу, я решил служить панихиду на кладбище. До этого узнал историю этих мест: там были страшные бои, целая дивизия полегла, много братских захоронений. Я всегда чтил память наших воинов, мой отец вое­вал, два деда — один из них погиб. Я родился к западу от Москвы, эта местность переходила то к немцам, то к нашим, повсюду следы войны, и с детства это в душу запало. И вот объявляю после богослужения: «Сейчас пойду служить панихиду на братскую могилу». Прихожане руками замахали: «Батюшка, нельзя, под запрет отправят!» А я и говорю: «Теперь можно!», пошел и отслужил. Потом стал смотреть, в каком состоянии храм: пол качается, балки сгнили. В 1946 году он был открыт, а я начинал служить в 1980-е, и за это время не было никакого ремонта. Кстати, в 1954 году в этом храме начинал служить прото­иерей Иоанн Миронов. Приехали ко мне друзья — один псаломщик, другой священник. Говорю: «Помогите половицы оторвать!» Мы начали — и всё оторвали. На неделе служб не было, заказали другие балки и заново собрали полы. Потом приглашал то маляров, чтобы стены покрасить, то реставраторов, чтобы очистить иконы от многолетней копоти. Иконостас сделал новый.

На второй год моего служения приехал секретарь, протоиерей Михаил Елагин. У нас было два секретаря — один за Ленинградскую область отвечал, другой за Новгородскую. Посмотрел он на плоды моих трудов, ничего не сказал, но, думаю, передал митрополиту Алексию (Ридигеру), что есть такой ревностный батюшка, его могут под запрет отправить. И владыка Алексий меня из Новгородской области — раз! — перевел в Тихвин, служил я два года в храме «Крылечко». Было это в 1987–1988 году. В 1988-м отметили 1000-летие Крещения Руси и, хотя уполномоченные были до начала 1990-х, обстановка стала быстро меняться. Стали Церкви передавать монастыри и храмы — Киево-Печерскую лавру, Оптину пустынь, а у нас — храм Архистратига Михаила в Ломоносове.

Митрополит Алексий (Ридигер), протоиерей Игорь Мазур и иерей Николай Головкин осматривают мощи

Митрополит Алексий (Ридигер), протоиерей Игорь Мазур и иерей Николай Головкин осматривают мощи

Владыка Алексий однажды вызвал меня к себе и сказал: «Скоро будет передан Софийский собор в Пушкине, хочу назначить тебя настоятелем. Переведу из Тихвина поближе — в шуваловский Александро-Невский храм». В Софийский собор я съездил — он стоял тогда без окон, без дверей, подвал был затоплен, никаких дренажных работ не производилось. Стал думать, что можно сделать, пока документы еще оформляются. И пришла мне в голову идея обратиться в Музей истории религии и атеизма, чтобы узнать, не передадут ли мне из запасников иконы, утварь — ничего ведь не было. Пришел на прием к директору Станиславу Кучинскому. Когда заговорил о передаче икон и утвари из запасников, он замахал руками: «Нет, меня снимут с должности! Обратитесь лучше на таможню!» Я говорю: «На таможню попадают иконы, которые контрабандой хотят вывезти из страны, они маленькие, потому что большие тайком не вывезешь. А нам нужны большие храмовые образа». Но в первый раз ушел я ни с чем.

Пришел во второй раз и завел такую речь: «Хотя наши цели и задачи противоположны, но сотрудники вашего музея спасли много икон, и за это мы им благодарны». В общем, директор обещал поговорить с тогдашним министром культуры РСФСР. Сказал, чтобы я пришел после 8 марта, когда как раз должен был приехать министр. Я прихожу, директор и говорит: «Вы знаете, министр в порядке исключения разрешил. Но это прецедент — никогда Музей истории религии храмам ничего не передавал. Мы вам отобрали уже 65 единиц хранения, списочек вот посмотрите».

До разговора с директором митрополиту я ничего не говорил — вдруг не получится. Звоню ему, рассказываю, он приглашает приехать в резиденцию на Каменном острове. Приезжаю — и тут владыка говорит: «Попробуй узнать, где у них мощи Александра Невского хранятся. Но осторожно — вдруг они возьмут их и уничтожат!»

Митрополит Алексий запечатывает ковчег

Митрополит Алексий запечатывает ковчег

После Литургии в Александро-Невском храме я попросил прихожан остаться, потому что хотел совершить молебен, чтобы нам вернули мощи. Очень волновался перед тем, как обратиться снова к директору музея, не нанесу ли я вред. Когда служил молебен, даже плакал от волнения. Но разговор получился доброжелательным — директор признался, что мощи в музее есть, а на мой вопрос, не могут ли они передать их Церкви, ответил: «Знаете, этим обращением вы нас просто опередили. Мы уже думаем об этом». Я предложил Станиславу Алексее­вичу встретиться с митрополитом.

Поговорил с владыкой, и мы решили, что митрополиту идти на прием в музей не подобает, надо предложить директору приехать в резиденцию. Директор окончательно сказал, что возражений по мощам нет и что он готов при­ехать. Как сейчас помню — в одиннадцать утра я встретил Кучинского у резиденции, и мы вместе прошли к митрополиту. Прошли переговоры успешно, они договорились о дате передачи мощей — это было в апреле.

У меня сохранились архивные фотографии тех лет. На одной из них видно: рядом с захоронением Михаила Кутузова стоял стол, на нем находился ковчег. Там же, в стороне, лежали облачения преподобных Зосимы и Савватия Соловецких — они были переданы позже. От епархии нас было несколько человек: владыка пригласил настоятеля Свято-Троицкого храма Александро-Невской лавры протоиерея Игоря Мазура, а я — протоиерея Василия Лесняка, он был моим духовным отцом.

Мощи, которые были изъяты в 1922 году, 3 июня были перенесены в Александ­ро-Невскую лавру. 4 числа, на следующий день, митрополит совершил Литургию, на которой наградил меня сразу двумя наградами — наперсным крестом и камилавкой. Владыка не любил давать две награды сразу, то тут сделал исключение.

Уполномоченный по делам религий после этого сказал, что настоятелем Софийского собора мне не бывать. И действительно не назначили — настоятелем стал протоиерей Геннадий Зверев. Он и забрал те самые иконы, утварь и облачения из Музея истории религии. Какое-то время, до перенесения в собор, они хранились в Духовной академии.

Митрополит Алексий с представителями епархии и директор Музея истории религии Станислав Кучинский с сотрудниками в день передачи мощей

Митрополит Алексий с представителями епархии и директор Музея истории религии Станислав Кучинский с сотрудниками в день передачи мощей

Остался я служить в Александ­ро-Невском храме, но мне понравилось храмы реставрировать. Я знал про заброшенный храм апостолов Петра и Павла в Шуваловском парке: от него остались только стены. Попросил правящего архиерея — это был уже митрополит Иоанн (Снычёв) — назначить меня туда. И восстановил храм из руин. На Северном кладбище восстановил храм с нуля: он был разрушен, ничего не осталось. В поселке Агалатово раньше храма не было. Там размещался вертолетный полк, и командир полка Николай Майданов предложил построить храм. Это было году в 1996-м. Пригласили меня туда, собрали всех летчиков и техников. Только один, коммунист, был против строительства храма, а остальные были «за». Я решил посвятить храм страстотерпцам Борису и Глебу. На Богословском кладбище храм восстановил, при 2-й больнице на улице Сикейроса. Сейчас пытаюсь построить храм на территории яхт-клуба «Балтиец»: там установили и освятили поклонный крест на месте высадки первого десанта в годы Великой Отечественной войны. Я убедил руководство клуба, что необходимо возвести храм-памятник в честь святого Феодора Ушакова.

Я не считаю передачу мощей святого Александра Невского какой-то своей личной заслугой. При Брежневе, Андропове, Черненко патриарх Пимен пытался говорить о необходимости отпраздновать 1000-летие Крещения Руси, но услышан не был. Горбачев затеял перестройку, пытался использовать Церковь в своих интересах, поэтому и разрешил устроить празднование — чтобы приблизить к себе электорат. Он не собирался давать свободу Церкви, но стоило ослабить давление, пошла такая лавина, что её уже было невозможно остановить.