Рубрика «музей»

muzey-lavry

Журнал "Вода живая" Новый музей для новых древностей. Музейная экспозиция в Александро‑Невской лавре

В январе в Свято-Троицкой Александро-Невской лавре открылась постоянная экспозиция музея обители. Более чем 100-летний перерыв в его работе наконец-то прекратился. Трудов впереди еще много: нужно продолжать атрибуцию экспонатов, расширять экспозицию, привлекать посетителей. 

КНИГИ И ВЕРИГИ

Современное древлехранилище Лавры занимает пространство бывшей ризничной монастыря. В советские годы здание было отдано городской станции переливания крови, а потому сильно перестроено и приспособлено для нужд медицины. От той эпохи в отреставрированном помещении осталось только плиточное покрытие пола — его было решено сохранить. Местами в полу видны следы от временных конструкций и стоек. Весь остальной интерьер восстановлен по сохранившимся с дореволюционных времен фотографиям.

Экспозиция музея состоит из нескольких частей, главная — собрание предметов, документов и фотосвидетельств, рассказывающих об истории Лавры и Церкви в Петербурге в разные эпохи.

— Вот, например, фото братии монастыря во главе с митрополитом Санкт-Петербургским Владимиром (Богоявленским), будущим священномучеником. Слева от него сидит наместник Лавры архимандрит Феофан (Туляков), — хранитель музея Роман Катаев проводит нам небольшую экскурсию. — А вот старые вериги, переданные подворьем Оптиной пустыни, а это, — Роман показывает на большую ветхую книгу, вместившую, кажется, огромное количество томов на своих страницах, — старо-обрядческая вещь — толкование на Апокалипсис Андрея Критского.

Большинство «единиц хранения» достаются музею от «обывателей»: вещи привозят, присылают — что-то осталось от предков, а о чем-то люди и сами затрудняются сказать, откуда это у них. Есть в древлехранилище и такие экспонаты, что получены от городских священников, из петербургских храмов и даже театров.

— Облачение настоятеля Исаакиевского собора протоиерея Леонида Богоявленского нам подарил протоиерей Владимир Сорокин, — говорит Роман Катаев. — А вот другие облачения, уже лаврские, — получены из Большого драматического театра имени Г. А. Товстоногова, они в советское время там в качестве реквизита использовались.

ПОМОЩЬ УШЕДШИХ

Своим существованием древлехранилище Лавры во многом обязано трудам Лидии Ивановны Соколовой, секретаря епархиальной комиссии по канонизации. С 2008 года она кропотливо собирала материалы, принимала экспонаты, договаривалась с экспертами о проведении датировок и атрибуции.

— Она работала в Государственном архиве Санкт-Петербурга, в Архиве Управления ФСБ Санкт-Петербурга и Ленинградской области, — говорит Роман Катаев, — трудностей с доступом у нее не было: как секретарю комиссии по канонизации ей были открыты любые двери.

Сам нынешний хранитель лаврского музея познакомился с Лидией Ивановной еще будучи студентом истфака Башкирского государственного университета: в Уфе он обнаружил неопубликованный труд высланного в Башкирию профессора Санкт-Петербургской духовной академии Ивана Ивановича Соколова, известного византиниста. За комментарием обратился к Лидии Ивановне.

— Так и познакомились. Потом, когда я стал студентом Академии, нес в академическом музее послушание, а выпустившись, стал помогать Лидии Ивановне здесь. Позже наместник Александро-Невской лавры епископ Назарий принял меня на работу.

Большую помощь музею оказал сотрудник Государственного музея городской скульптуры Юрий Минаевич Пирютко. Результат его совместного с мастерской Лавры труда — первое, что видит посетитель, войдя в музей: в центре зала на постаменте под стеклом размещен большой макет первых двух кладбищ Лавры по состоянию на 1918 год: Тихвинского и Лазаревского.

— Почему именно на 1918-й? В этом году был убит и похоронен на Тихвинском кладбище священномученик Пётр Скипетров. Нам хотелось, чтобы его могила тоже была отображена на макете.

Позже эти кладбища превратились, по большому счету, в музей надгробий. Часовни были снесены, некоторые могильные плиты передвинуты или развернуты. Некрополь пополнился захоронениями с других кладбищ — сюда были перенесены, например, прах и надгробие Архипа Куинджи, изначально погребенного на Смоленском кладбище.

— Помню, мы с Юрием Минаевичем, самым крупным специалистом по городским некрополям, изучали документы, фотографии, пытаясь восстановить по крупицам, как выглядели эти кладбища сто лет назад, — вспоминает Роман Катаев.

Впрочем, выставленный в музее макет дает лишь общее представление о том, как в действительности выглядели в начале XX века старейшие лаврские некрополи: многие надгробия стояли тогда друг к другу столь тесно, что создатели сочли ненужным воспроизводить это на макете.

ТЮРЬМА В МУЗЕЕ

Многим посетителям, наверное, будет интересно посмотреть на реконструкцию тюремной камеры, подобной тем, в которых оказались под арестом многие российские новомученики. Почти в самом конце экспозиции, рядом с основным входом в музей, есть еще один дверной проем, в котором на старых ржавых петлях висит настоящая дверь от камеры, некогда закрывавшая путь к свободе узникам внутренней тюрьмы Ленинградского отделения ОГПУ на Шпалерной улице. Кажется, что она попала сюда прямо из той страшной эпохи, минуя годы сравнительно благополучной и безопасной второй половины XX века: тронутая ржавчиной и пыльная, с потертыми и тоже ржавыми скобами, с изогнутой шторкой на глазке и окошечком для приема пищи.

— У нас есть рисунок архитектора Николая Лансере, сидевшего в этой самой тюрьме, — рассказывает Роман Катаев, — в архитектурной «шарашке», где он проектировал фасад знаменитого Большого дома на Литейном проспекте. На этом рисунке изображена камера изнутри, её-то мы и пытаемся вот здесь воссоздать.

Работа пока не закончена — например, в камере, где сидел Лансере, был сводчатый потолок. В каморке лаврского музея — плоский. Да и отделка комнаты не совсем соответствует рисунку Лансере. Зато в ней уже стоят настоящие тюремные нары — правда, из нашего времени.

— В 20-е годы гуляла такая частушка: «Всё превратно в этом мире. / Мы окажемся опять / На Гороховой, 4, / На Шпалерной, 25», — рассказывает Роман Катаев, — то есть мест предварительного заключения в те годы в Ленинграде было немного, а основных адресов и вовсе только два. Можно предположить, что в этих местах побывали многие священнослужители, впоследствии причисленные к лику святых.

ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ

Сейчас почти половина экспозиции занята выставкой икон. Есть среди них очень важные для музея экспонаты — например, большой образ мученика Иоанна Воина из Святодуховской церкви Лавры, сохраненный потомками тех, кто выносил его из закрываемого большевиками храма. А вот Царские врата, достойные украсить собой экспозиции самых серьезных городских музеев, — скульптурные изображения святых на Вратах сделаны неизвестным мастером очень искусно, и не менее профессионально отреставрированы мастерами Александро-Невской лавры. Есть тут и иконы святых, редко встречающиеся в храмах: праведного Филарета Милостивого, святого Михаила Черниговского, святой Фотинии. Иконы в окладах и без них. Образа классической иконографии и местных изводов — например, святитель Николай Чудотворец, изображенный в полный рост, с крестом и дикирием, в русском архиерейском облачении.

— В будущем мы хотим эту часть выставки сократить, освободив место под тематические разделы, соответствующие тематике нашего музея, — рассказывает Роман Катаев. — Будут стенды, рассказывающие о взаимоотношениях Церкви и общества во время Великой Отечественной войны и об истории Церкви в послевоенное время.

Многие экспонаты для новых разделов уже имеются. Их тоже в основном приносят самые обычные люди. Вот, например, расстрелянная икона Спасителя. А недавно в музей передали орден Александра Невского. «Климовцев Иван Алексеевич, 49 отделение электро-технической роты инженерных войск Западного фронта», — гласит именное удостоверение владельца награды.

— Этот орден был как раз возрожден в Великую Отечественную войну, — комментирует Роман Катаев, — единственный орден, присутствовавший в наградных системах Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации. Люди волнуются, спрашивают, почему мы не размещаем их дар в постоянной экспозиции. Я отвечаю, что вскоре мы обязательно его выставим.

858x540 (4)

Газета "Метро" Колокольню в Александро‑Невской лавре откроют для туристов

В Александро-Невской лавре запускают экспериментальную экскурсию, которая рассказывает о повседневной жизни монахов. В рамках нового экскурсионного маршрута посетителям покажут современную жизнь монастыря, восстановленные храмы и фотовыставку, посвящённую жизни братии.

– Для большинства туристов и паломников посещение лавры ограничивается нашей главной святыней – мощами Александра Нев­ского, вот мы и решили восполнить этот пробел новой уникальной экскурсией, – рассказал Metro руководитель паломнического центра иеродиакон Марк (Бирюков).

Жизнь братии

«Неизвестную лавру» в усечённом формате можно посетить уже сейчас. Пока открыты Надвратная церковь в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», домовая церковь преподобного Серафима Вырицкого, устроенная на месте кельи знаменитого подвижника, хранилище старинных книг в библиотеке лавры.
По мнению руководителя паломнического центра, самой интересной локацией является фотовыставка «Лавра глазами насельника», сделанная монахом главного городского монастыря Львом. Она посвящена повседневной жизни братии.
– Не совсем обычно для монаха иметь послушание фотографа, поэтому такие работы уникальны, – отметил иеродиакон Марк.
Сейчас экскурсия проходит два раза в месяц, по воскресеньям в 14.00. В группе не более 25 человек, поэтому из желающих выстраивается очередь. Принять участие в уникальной экскурсии можно за пожертвование.

Над Петербургом

У экскурсантов также появится возможность полюбоваться на панораму города с высоты птичьего полёта – с северной колокольни главного монастырского храма. Подъём на высоту около 30 м осуществляется по винтовой каменной лестнице.
– Открыть колокольню мы планируем летом, там кое-что ещё нужно подремонтировать и разработать экскурсионную программу, – отметил иеродиакон Марк.

Частичное открытие

Одна из новых локаций – второй этаж отреставрированной Феодоровской церкви – откроется после Пасхи, здесь будут проводиться богослужения для прихожан.
Однако первый этаж пока остаётся закрытым для туристов и паломников. В Нижней церкви, где ранее были обнаружены захоронения грузинских и имеретинских царевичей, восстановительные работы пока не ведутся – денег на это у лавры нет.
– Сейчас реставрационные работы здесь приостановлены, было принято решение, что с ними поможет представитель Грузии, но с наступлением кризиса все договоренности были отменены, – объясняет иеродиакон Марк.
Предполагается, что могильные плиты царевичей отреставрируют, а затем закроют бронестеклом. После этого будет восстанавливаться остальной интерьер церкви, которую планируют освятить во имя лаврских святых. В Нижней церкви будут проводить крестины и отпевания.

lahvra2-e1489753396197

Вечерний Санкт-Петербург Лавра, которую никто не видел

Cегодня в Александро-Невской лавре представили новые экскурсионные программы. Те­перь объекты, малоизвестные широкой публике, сможет посетить каждый. В их числе восстановленные храмы, которые в советское время были складскими помещениями, воссозданный церковный музей, фотовыставка, представляющая повседневную жизнь обители глазами насельника.

В летнее время будут организованы и экскурсии с подъемом на колокольню по винтовой каменной лестнице на высоту 30 метров. Кроме того, все желающие смогут посетить братскую трапезную обители. И не только посетить, но и отведать монастырских блюд. И конечно, каждый из нас убедится, как преобразилась лавра после передачи ее церкви.

В древлехранилище (музее) обители, возобновившем свою деятельность после почти столетнего перерыва, началась реконструкция камеры следственного изолятора на Шпалерной улице, через который прошли многие деятели церкви времен репрессий. Как пояснил иеродиакон Марк (Бирюков), руководитель паломнического центра, в распоряжении музея уже есть настоящая железная дверь из изолятора, а также убогое тюремное ложе, называемое шконкой. Так что наряду с церковными ценностями в музее будет вот такой печальный «уголок прошлого».

В коридоре митрополичьего корпуса (бывшего «почтового ящика», из которого после закрытия и передачи церкви вывозились груды мусора и опасных химических веществ) установлена мемориальная доска, посвященная протоиерею Петру Скипет­рову, ставшему одним из первых жертв красного террора. Он погиб 19 января 1918 года. В те дни началась национализация лавры, и отец Петр увидел, как красногвардейцы расхищают святыни, угрожают оружием прихожанкам. Священник обратился к вооруженным людям с просьбой не трогать святыни и не угрожать верующим. В ответ прогремел выстрел. Как раз на этом месте.

Нельзя не увидеть изящную небольшую Никольскую церковь на одноименном кладбище. В ней все восстановлено заново. В 30-е годы в помещении церкви власти решили организовать… крематорий и уже начали испытывать под ее сводами соответствующие печи. Но что-то не заладилось, и церковь была превращена «всего лишь» в склад.

Стоит посетить крестильный храм, о котором знают не многие. Дело в том, что в крипте Свято-Троицкого собора таинство крещения совершалось еще в советское время. Четыре года назад там был установлен специальный крестильный храм. По его центру расположен мраморный, выложенный в форме креста баптистерий (по-мирскому – бассейн), имеющий подсветку и систему очистки воды. В такой купели могут свободно окунаться и взрослые.

Просто зайти в музейно-библиотечный корпус (в советское время в нем располагалась станция переливания крови). Вход свободный, воспользоваться библиотекой может каждый. При входе – подробный макет лавры. Можно увидеть монастырь как бы с высоты птичьего полета.

Библиотека, первые книги которой стали собираться еще в 1713 году, была полностью разорена в 1918-м. Так что теперь восстановление фондов идет буквально по крупицам.

Понятно, что обычного человека интересуют и вполне мирские вещи: как обустроен быт монашествующих. Сразу скажем: насельников в обители сейчас 55 – примерно столько же, как в 1915 году. Живут скромно. Но чистота идеальная. Кельи состоят из двух маленьких комнат, одна из которых проходная, без окна. Младшая братия (послушники, монахи, диаконы) живут по два-три человека. Мебель – только самая необходимая. Стол, стул, кровать, шкаф. Санитарные удобства – на этаже.

Куда более впечатляет во­ображение братская трапезная. Стеклянные двери ведут в большой зал с красивейшим потолком, отделанным деревом. В день прихода журналистов «Вечёрки» на обед полагалось: салат из помидоров, овощные соленья, кабачки запеченные, чечевичный суп, ризотто с овощами, греча с грибами, компот, бананы. Сейчас пост, поэтому многие продукты под запретом.

В лавре есть добрый обычай: гостей кормят в этой же трапезной с этим же меню, но все-таки в другие часы. Обеды и ужины могут заказываться вместе с экскурсией.

Узнать о буднях обители можно, посетив фотовыставку «Лавра глазами насельника», в которой представлены работы иеродиакона Льва (Чихирина). Это возможность увидеть жизнь в монастыре глазами монаха. Радостные, светлые лица. Насельники за работой, в храме, в минуты досуга.

Выставка находится в галерее, более напоминающей хорошо ухоженную оранжерею. А занимается ею наместник монастыря владыка Назарий, по образованию агроном.

А на память о лавре нельзя не купить вкуснейший, прямо из печи хлеб, изготовленный по старинному монастырскому рецепту.

Татьяна Тюменева

Фото Татьяны ГОРД

0003

ИА "Вода живая" Начал работу музей Александро‑Невской лавры

Постоянная экспозиция музея Александро-Невской лавры представлена 22 января в музейно-библиотечном корпусе монастыря. Церемония открытия началась с молебна, который возглавил наместник обители епископ Кронштадский Назарий.

Фото — иеродиакон Лев (Чихирин)

Владыка отметил, что открытие стоит рассматривать как возобновление деятельности музея, хотя прошло более ста лет, как древлехранилище было разорено и в экспозиции нет ничего из того, что было тогда. Большинство экспонатов относятся к XIX — началу XX века. Цели музея — просветительская и миссионерская, посетители смогут познакомиться не только с 300-летней историей лавры, но и с историей Церкви.

Создатели экспозиции также хотели показать, что нельзя противопоставлять Церковь и музейную деятельность. «Мы не только используем сокровища культуры, но сохраняем их, — сказал наместник. — Хочется, чтобы между верующими и сотрудниками музеев было больше взаимопонимания».

Владыка почтил память предыдущего директора музея — приснопамятной Лидии Соколовой, начинавшей его создание.

Нынешний директор музея Роман Катаев отметил, что помощь в его организации оказали Музей истории религии, Эрмитаж и Военно-медицинский музей. Большинство витрин для экспонатов изготовили сотрудники реставрационной, столярной и других мастерских лавры.

Основные экспонаты музея имеют отношение к лавре. Это облачения духовенства монастыря XIX века, (они затем стали реквизитом БДТ), иконы, исторические документы, большинство которых — копии оригиналов, хранящихся в Российском государственном историческом архиве. Вторая часть предметов — собрание икон, которые не были в лавре, а пришли из других источников, в том числе — резные Царские врата. Третья группа экспонатов связана с новомучениками и исповедниками российскими. Среди них — облачение расстрелянного в 1937 году настоятеля Исаакиевского собора протоиерея Леонида Богоявленского. Он возглавлял Александро-Невское братство в начале его деятельности. Другой экспонат — дверь из тюрьмы на Шпалерной улице. Возможно, в камере за этой дверью сидели осужденные священнослужители, ставшие новомучениками.

Среди раритетов — металлический оклад престола, подаренный Святейшим Патриархом Алексием I в 1957 году, когда открывался Свято-Троицкий собор. Покров престола участвовал в хиротониях практически всех епископов XX века.

Макет монастырских кладбищ — Лазаревского и Тихвинского — дает представление о том, как они выглядели в 1918 году.

Некоторые экспонаты подарены владыкой Назарием. Например, икона святого Александра Невского, которая находилась в разрушенном храме на Дороге жизни. Ее забрал оттуда офицер советской армии, хранил у себя и в конце жизни отдал Церкви. Образ святого Иоанна Воина прихожанка лавры выхватила из костра, в который в начале прошлого века бросали предметы из Святодуховского храма.

К посещению музея допускаются группы по предварительной договоренности. Планируется, что он будет открыт для посещения каждый день.